0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Мечты автомобильных дизайнеров

7 самых смелых автодизайнеров, обогнавших время.

Здравствуйте дорогие читатели : ) Этим хмурым (по крайней мере в Москве) осенним утром хочу порадовать Вас небольшим, но довольно таки интересным материалом : )

Заметка называется «Семь самых смелых автодизайнеров» и была заказана мне компанией Camel (бросайте курить, если курите или курите кольянчег), когда я прокачивал свои журналистические способности в редакции журнала «Форсаж».

Приятного прочтения и хорошего дня! : )

7 самых смелых автодизайнеров, обогнавших время.

В момент дебюта новой машины публика остается один на один с ее внешностью — ведь оценить управляемость или экономичность можно спустя недели, а то и месяцы. Поэтому легкое движение пера дизайнера может вызвать более, чем бурную реакцию… Эта великолепная семерка не боялась попасть под огонь критики, создавая вошедшие в историю автомобили.

Крис Бэнгл, США, создатель «нового» дизайна BMW

Свою карьеру начал в Opel, занимаясь внутренним видом концепт-кара Junior. Затем перешел в Fiat, где после разработки дизайна FiatCoupe занял пост главного дизайнера. В 1992 году Крис переходит в BMW, став первым шеф-дизайнером из США. Бэнгл создал родстер и купе Z3, культовый внедорожник X5, обновил четвертое поколение 3-ей и 5-ой серии BMW. После презентаций «пятерки» и «семерки» нового поколения на него обрушился град критики со стороны поклонников баварского автогиганта. Отход BMW от традиционного стиля воспринимался ими в штыки. Фанатам не нравились многие аспекты: раздутые формы, оптика, вытянутый кузов, симметричная передняя панель и др. Однако продажи концерна росли, ибо кроме ненавистников его нововведений, находились и почитатели. Новое сочетание форм стало визитной карточкой всей марки, а новый стиль талантливый дизайнер нарек «flaming surfaces», что в переводе обозначает «огненные поверхности». В общей сложности Крис проработал в BMW 17 лет и покинул свой пост в начале 2009 года, объявив о своем уходе из автомобильной промышленности. Несмотря на все споры, многие специалисты в итоге пришли к выводу, что его дизайн опережал свое время. И кто знает, быть может, в будущем мастер вернется к автомобильной тематике и порадует нас новыми творениями!

Фердинанд Александр Порше, Австрия, автор первого Porsche 911

Сын основателя марки Porsche Ферри Порше и внук великого автомобильного конструктора Фердинанда Порше родился в немецком Штутгарте, в 1935 году. В детстве он любил лепить игрушки из пластилина, часто сопровождая своих папу и дедушку в проектно-конструкторское бюро семейства Порше. После обучения в гимназии, Александр окончил Академию Художеств в г. Ульма. В 1958 году приступил к работе в конструкторском бюро своего отца, где с 1962-го возглавил дизайнерскую студию Porsche AG. К тому времени модель Porsche 356 уже устарела и задача Фердинанда заключалась в создании достойного «наследника». В 1963-м на Франкфуртском автосалоне прошел дебют модели 901. Однако выход в свет обернулся скандалом – были нарушены авторские права компании Peugeot, которая зарезервировала за собой все цифровые индексы с нулем посередине. Так модель, ставшая основной моделью Porsche вплоть до наших дней, переименовали в 911. Заднемоторное купе оснащалось 130-сильным двигателем Carrera 2, который разгонял автомобиль до 210 км/ч. В дальнейшем дебютировали различные модификации 911, такие как 911S, 912, Targa, Carrera RS 2.7 и др. Создав Porsche 911, Александр Порше открыл новую эру в истории компании, которая продолжается и по сей день.

Статья в тему:  2017 Audi A6: Получит концептуальный стиль

Йоичи Сато – дизайнер Mazda, Япония, автор культовых моделей Mazda

1953 год, четырехлетний Йоичи впервые оказался в кокпите гоночного автомобиля. С самого раннего возраста мальчик увлекался четырехколесным транспортом и с годами он развивал свои дизайнерские способности. В результате его приняли на работу в «Мазду», где в 1984-ом японец основал токийскую дизайн-студию, а в 1992-ом – студию в городе Йокогама. Первыми его творениями стали заднеприводная модель 626 и переднеприводные 323 и 626. В портфолио мастера можно обнаружить не только массовые автомобили, но и такие знаковые для марки машины, как родстер MX-5 первых двух поколений и роторное купе Mazda RX-7 третьего поколения, после разработки которых, Сато-сан на протяжении долгого времени занимался исключительно концептами. Его концепт-кары опредилили облик RX-8, CX-7 и MX-5 третьего поколения. «Мазда6» стала первой работой на конвейер после затяжного перерыва. Сато назначили шеф-дизайнером «шестерки» в 2004 году. Для новой Мазды он смог найти форму, в которой безошибочно угадывался бы японский автомобиль. Стиль Йоичи Сато уникален, мало кому из дизайнеров удается столь безупречное выражение национального духа…

Франческо Саломоне, Италия, автор легендарной Ferrari F40

Ему всегда нравилось рисовать автомобили. Юный Франческо посвящал любимому хобби изрядную долю своего свободного времени, что не прошло бесследно. Получив, в скором времени, пост дизайнера студии Pininfarina, Франческо безупречно создавал заказные кузова. Среди его клиентов был даже король Леопольд. В 1954-ом на суд общественности была представлена Ferrari 250 Europe, над кузовом которой работал Саломоне, отвечавший в то время за дизайн конторы. Этот автомобиль ознаменовал начало партнерства двух великих итальянских фирм Pininfarina и Ferrari. К 40-летию компании был запланирован дебют нового среднемоторного спорткара Ferrari F40, который приходил на смену модели 288GTO. Франческо поручили разработку кузова новинки и он вновь сотворил «дизайнерское чудо». F40 был представлен в 1987 году и поразил общественность совершенством пропорций и чистотой линий. Сам Энцо Феррари назвал F40 «лучшим автомобилем в мире»

Бруно Сакко, Германия, совершил революцию в дизайне Mersedes-Benz

Решение профессионально заняться дизайном автомобилей пришло к нему спонтанно. Однажды, увидев проносящийся мимо Studebaker Commander Regal, Бруно твердо решил, что станет великим автомобильным дизайнером. Итальянец изучал искусство кузовного дизайна в ателье Ghia. Завершив обучение он недолго проработал в Ghia и Pininfarina, прописавшись в 1958-ом в штат стилистов немецкого Daimler-Benz. После разработки таких моделей как Mersedes-Benz 600 и кабриолет 230 SL в 1974-ом итальянец возглавил фирменный отдел стиля. Новый дизайн удалось создать к 1979 году, когда был разработан представительский седан класса “S” с индексом W126, ставший эталоном престижности и стиля. Вплоть до начала 90-х Сакко плавно менял имидж Mersedes-Benz, в основе которого видел спортивную элегантность. В 1992-ом Бруно приступает к созданию нового купе CLK. Mercedes-Benz CLK произвел настоящий фурор в автомобильной среде, грозный взгляд четырех круглых фар не оставлял сомнений в спортивном характере нового поколения Mersedes. В довершении картины последовали остальные «мини-революции»:A-Klasse, ML-Klasse и E-Klasse.

Гандини Марчелло, Италия, автор знаменитой Lamborghini Diablo

Сына туринских аристократов готовили к карьере музыканта. Но все в корне поменялось, когда Гардини увидел на улице переднеприводный автомобиль Cord810. В тот же год он оставляет университет и посвящает себя изучению конструкции и механики автомобиля. Благодаря этому Марчелло всегда подкреплял дизайнерские предложения точными расчетами. Вначале 60-х друзья познакомили его с Нуччо Бертоне, который пригласил дарование в свой Дом высокой автомобильной моды. За шесть лет маэстро практически создает лицо фирмы Lamborghini, разработав прототипы Miura, Marzal, Espada, Urraco и jarama. В 70-е дизайнер создает свои самые известные и любимые автомобили Countach и Stratos HF. Разработав более 30 прототипов и концептов, он уходит от Бертоне и в 1984 году уединяется в своей вилле под Миланом, где происходит плавное рождение Lamborghini Diablo. К маю 1986-го первый вариант был готов, затем последовали еще два. Принято считать, что окончательный вариант Diablo с необычно выгнутой подоконной линией и мягкой пластикой ближе по стилю к классическим Ferrari, нежели к предыдущему «злому» Countach.

Статья в тему:  Краш-тесты Honda Civic 2-door

Вальтер де Сильва, Италия, неподражаемый дизайнер Alfa-Romeo

Его отец был художником-графиком, поэтому сын умел рисовать с малых лет. В 1961-ом старший де Сильва занял пост арт-директора фирмы Fiat, так семья перебралась в Турин. После технического училища в 1972 году Вальтера приняли на работу в Центр стиля Fiat Паоло Боано, техником пятой категории. Позже его берут в студию перспективных разработок стиля. Создав интерьеры Uno и коммерческого Ducato он получает свою первую премию «Золотой циркуль». В 1987-ом де Сильве предложили должность главного дизайнера Alfa Romeo. Эру Вальтера принято отсчитывать с 1994 года, со 145-й модели, которая отличалась передовым стилем и ломала стереотип о том, что для спортивных единоборств подходят лишь тесные купе. Были разработаны два прототипа – родстеры Proteo и Nuvola, в дизайне которых автор не покушался на национальные ценности: капот, превышающий своими размерами салон и кузов, сделанный вручную в именитом ателье. Через два года дебютировал седан Alfa Romeo 156, выдержанный в этих традициях. Общественность мучил один вопрос – какая модель придет на замену устаревшей 164-й? Дизайнер не заставил публику ждать, представив Alfa Romeo 166, соответствующую новой философии – престижный седан для джентльмена. В 90-х творения Вальтера де Сильве по праву считались лучшими среди серийно-выпускаемых автомобилей.

На этом все, друзья : ) Надеюсь Вам понравилось мое творчество. Если Вы считаете, что кто-то в этом списке забыт — милости прошу — пишите добротную выжимку о дизайнере в комментариях и я с удовольствием включу того или иного деятеля нашей любимой сферы в данную заметку : )

п.с. позавчера был на MTV в роли эксперта, тестировал новый Need For Speed, отжжог как мог, думаю Вам понравиться, смотреть будем 20 ноября : )

int13h о Джуджаро Джорджетто

«Ну… Можно в машинах рассказать… 🙂 А можно — в студиях… Вначале Bertone, потом Ghia, потом — Italdesign. Помнишь NFS 2 и топовые машины, которые по кодам открывались? Вот там как раз италдезигны и были ) ) )

А так…
Родился в Гарессио, провинции Кунео (Пьемонт).

В 1999 Джуджаро получил награду Автомобильный Дизайнер Века, а в 2002 году введён в Зал автомобильной славы. Помимо автомобилей, Джуджаро также разрабатывал дизайн корпусов фотоаппаратов фирмы Nikon, компьютерных прототипов компании Apple, а также создал новую форму пасты «Marille».

А самое вкусное все же — в машинках 🙂

Alfa Romeo Brera, BMW M1, Bugatti Veyron, De Lorean DMC-12, Ferrari 250 GT Bertone, Ford Mustang Giugiaro, Lamborghini Marco Polo, Lotus Esprit, Maserati Quattroporte, Volkswagen Scirocco… Ну и, конечно, SAAB 9000! 🙂 🙂 🙂 🙂«

Rustam32 — Вальтер де Сильва — безусловно прекрасный дизайнер, с этим не поспоришь! Еще не имея прав и будучи подростком я смотрел на Альфы и понимал что это одна из лучших машин по части дизайна. Альфа всегда вызывает у людей эмоции, нет таких которые могут равнодушно пройти мимо этой итальянки… Это машина не для каждого, она предназначена для ценителей прекрасного…Для людей, которым намного важней притягательность автомобиля, чем расход топлива и размер багажника.

Йоичи Сато — это другая школа дизайна, менее элегантная, но при этом она покорила сотни тысяч людей по всему свету, в том числе и в России. Если вспомнить старые мазды, то это были просто хорошие автомобили, в которых дизайну практически не уделялось внимание (за исключением пары моделей) Роторные моторы, культовая RX-7 и доступная MX-5… Все это смогло обьедениться в единое целое под его рукой и развить успех марки.

Статья в тему:  АвтоВАЗ планирует создать новый кроссовер

Крис Бэнгл — вот этот человек как раз-таки среди данного списка мне симпатичен меньше всего. Добавил ли он клиентов БМВ? Возможно. Устроил шумиху с новой на тот момент семеркой и заставил всех говорить о новом дизайне БМВ? Безусловно. Но на мой вкус (любительский) марка потеряла харизму, имиджа авто для этакого «плохого парня» и хулигана. Старые БМВ буквально дышат напористостью, они не пытаются удивить причудливостью изгибов. У машин того времени был «честный характер», за что их и любили.

От Lada Natasha до Hamann и Lorinser: как дизайнер ВАЗ-2110 стал звездой тюнинга в Европе

В прошлый раз мы с дизайнером Владимиром Ярцевым поговорили о ранней фазе его карьеры – когда после института он пришёл в Центр стиля ВАЗа и спустя несколько лет разработал экстерьер ВАЗ-2110. Вскоре после этого Ярцев покинул Россию и реализовал себя в Европе. Как это получилось, и чем занят сегодня «перебежчик» Ярцев?

К.: Владимир, 11 мая этого года вы выложили в Facebook эскизы внедорожника Rolls-Royce, которые рисовали в 2005 году, и дополнили пост официальными фото новейшего Rolls-Royce Cullinan, который дебютировал накануне, 10 мая. Как так получилось, что одно столь похоже на другое?

В.Я.: Когда начинается разработка автомобиля, дизайнер обязательно знакомится с историей марки. Если бы работал другой дизайнер, он работал бы в том же направлении. Здесь секретов нет. Просто мне 15 лет назад удалось сделать практически такой же автомобиль, какой пошёл в производство.

К.: На ваших эскизах у автомобиля вместо номерного знака – табличка с арабской вязью…

В.Я.: Да, это был заказ из арабских стран, но, к сожалению, автомобиль так и не был реализован – что-то не срослось. Но проект был закончен, документация подготовлена и передана, заказчик полностью оплатил все расходы.

К.: Заказчиком был Rolls-Royce или, условно говоря, арабский шейх?

В.Я.: Это был тот, кого вы условно называете «арабский шейх».

К.: Валерий Сёмушкин, ваш старший коллега по АВТОВАЗу, однажды в интервью высказал сожаление, что дизайн предмета не подпадает под авторское право, и имена создателей объектов, которыми человек пользуется каждый день, никому не известны. Вы разделяете это сожаление?

В.Я.: Я очень уважаю Валерия Павловича и считаю, что ВАЗ-2121 – это лучшее, что было создано на ВАЗе за все времена… Да, к сожалению, в Европе известны только те дизайнеры, которые непосредственно руководят дизайн-центрами. Я работаю на большое количество фирм, и никто нигде специально не публикует мою фамилию. С одним исключением: «YartsevDesign» на своей продукции пишет компания PICHLER Whirlpool, для которой я разрабатываю массажные ванны. Только потому, что я – единственный дизайнер, который работает на эту компанию. В остальных проектах возможно участие и других дизайнеров, поэтому имена на продукте не пишутся и в пресс-релизах не упоминаются. Но в моей ситуации это справедливо, потому что даёт больше простора: я могу работать на любое количество фирм, и никогда никто не будет оскорблён, что я работаю, скажем, с Porsche, Mercedes-Benz или Rolls-Royce по заказу различных тюнинг-ателье.

К.: Но начинали вы в Европе не с Rolls-Royce. Lada Carlota, Lada Samara RSI и Lada Natasha – это варианты тюнинга «восьмёрки» от Scaldia-Volga, ваши первые известные работы на Западе, сделанные ещё до вашего отъезда из России…

В.Я.: Вообще первая работа случилась даже до начала работ по проекту Carlota. В конце 1989 года я приехал на Pichler Kunststofftechnik в Баварию, и они, узнав, что я дизайнер, попросили разработать им электромопед. Я в качестве дружеской помощи сделал эскизы, при мне в 1990 году было создано несколько макетов и ходовой образец. В 1995 году этот электромопед запустили в производство, а в конце того же года он попал в книгу выдающихся разработок.

Статья в тему:  Краш-тесты Mercury Villager

А дальше были те самые разработки для Scaldia-Volga. Это были «восьмёрка» и «девятка» Lada Carlota, был кабриолет, который после моего отъезда почему-то назвали Natasha… Потом оказалось, что директор из Голландии предложил такое имя.

По проекту RSI было сделано всего два прототипа, один из которых был направлен на Волжский автомобильный завод, и на нём, по-моему, ездил Владимир Иванович Губа (в те годы – начальник конструкторско-экспериментального отдела спортивных и специальных автомобилей, позднее — главный конструктор ВАЗа, а с 2010 года – технический директор KAMAZ Master — прим.ред.). Второй остался на Scaldia-Volga, и я использовал его как служебный автомобиль.

К.: А на Западе те тюнинговые «восьмерки» пользовались успехом?

В.Я.: Вы не поверите, сейчас создано большое количество клубов любителей именно этих автомобилей! И не только в России (в Санкт-Петербурге, кстати, Carlota есть в одном из автомобильных музеев), но и в Германии, Венгрии, Болгарии. Там есть любители, в основном выходцы из России, которые собирают эти автомобили, реставрируют. Мы обмениваемся информацией, они разыскивают эти автомобили буквально по всей Европе. Это очень популярно.

К.: Как складывалась ваша жизнь в Бельгии в первые годы? Как удалось начать строить там карьеру, и как относились там к дизайнерам-выходцам из СССР?

В.Я.: Пётр Михайлович (П.М. Прусов – конструктор ВАЗ-2121 «Нива», с 1988 по 1998 годы заместитель главного конструктора АВТОВАЗа, впоследствии был главным конструктором – прим. ред.) подписал мои документы на ВАЗе, меня с семьёй сопроводили до брестской границы, и я уехал по приглашению в Бельгию. В Германию оформить рабочую визу было невозможно, в Голландию – очень сложно. А в Бельгии нашёлся человек, который очень быстро оформил документы, и я буквально в первый день после приезда уже работал шеф-дизайнером маленькой компании. Были предоставлены идеальные условия: дом в очень хорошем районе, новый автомобиль Lancia Dedra. Я даже пригласил модельщика и испытателя с Волжского автомобильного завода работать со мной, но человек, который нас нанял, оказался с «двойным дном». Он взял большой кредит в банке и исчез. Фирма развалилась. Единственным официальным директором – арт-директором – был я. Следующие три года я зарабатывал, чтобы расплатиться с долгами.

Гости из будущего: шедевры итальянских автокутюрье

Если немцы создали автомобиль, то итальянцы сделали его по-настоящему красивым. Апеннинский полуостров стал родиной для одних из самых гениальных кузовных дизайнеров ХХ века. Портал iz.ru собрал самые громкие имена и грандиозные проекты, воплощенные в жизнь.

Автомобильный дизайнер века

Величайшим творцом культовых автомобилей ХХ века по праву можно назвать итальянца Джорджетто Джуджаро. Маэстро, который в начале августа отметил свой 80-летний юбилей, в начале своего творческого пути работал в таких легендарных кузовных ателье, как Bertone и Ghia, а позже основал собственную студию стиля — ItalDesign. Из-под его грифеля в разное время вышли «первый» Volkswagen Golf, Audi-80, Alfa Romeo Brera, BMW M1 и, конечно же, новый Bugatti Veyron.

Публикация от Nutschell (@nutschell) 7 Авг 2018 в 8:50 PDT

Некоторые его суперкары из-за своей необычной внешности стали героями фильмов. Lotus Esprit снимался в одном из эпизодов бондианы в качестве автомобиля-подлодки, а DeLorean DMC-12 превратился в машину времени в американской киносаге «Назад в будущее».

Публикация от Suzuki Ralph (@suzuki_ralph) 19 Авг 2018 в 8:54 PDT

Портфолио Джуджаро насчитывает почти сотню автомобилей, вошедших в серийное производство. В послужном списке дизайнера Daewoo Matiz, Daewoo Leganza, Chevrolet Aveo, Fiat Punto, Alfa Romeo 156 и 159, Alfa Romeo Giulia, SsangYong Rexton, Lexus GS, Ford Mustang, Renault 21 и 19, целая серия моделей брендов Lancia, Maserati и многих других. Кроме того, обладатель почетной премии «Автомобильный дизайнер века» придумал внушительное число уникальных концептов, которые и по сей день поражают своей гениальностью.

Статья в тему:  В Купертино планируют открыть доступ к автомобилям при помощи Face ID

Джуджаро создавал настолько красивые машины, что они спасали некоторых владельцев автомобильных компаний от банкротства. Творческий путь итальянского зодчего длится более 60 лет, однако никто до сих пор не может разгадать его главный секрет — как создать шедевр, вне зависимости от размера машины и типа кузова.

Последней работой Джуджаро в честь собственного юбилея стал концепт седана GFG Sibylla. Разработанный совместно с китайскими партнерами электрокар был представлен мировому сообществу в конце февраля 2018 года. Главной особенностью «зеленого» автомобиля стал трехсекционный купол из особо прочного стекла, который заменил крышу.

Публикация от Degler Studio (@degler_studio) 12 Июн 2018 в 12:48 PDT

Итальянский дизайн без пробелов

Спустя 13 лет непрерывной работы в качестве наемного работника Джуджаро приходит к пониманию того, что накопленного им за годы работы опыта и знаний хватит на создание собственной компании. Так в феврале 1968 года на рынке автомобильного дизайна появился новый и амбициозный игрок — кузовное ателье ItalDesign.

Первым значительным проектом стал Bizzarrini Manta: 330-сильный двигатель V8 от Chevrolet, выкрашенный в ярко-бирюзовый цвет клиновидный кузов с двухсекционным лобовым стеклом и однообъемным трехместным салоном. Предполагалось, что в машине водитель должен сидеть ровно посередине, между двумя пассажирами. Уникальный концепт-кар был создан всего за 40 дней.

Казалось бы, повторить успех первого проекта ItalDesign будет сложно, однако Джуджаро совершает невозможное. В 1970-е кузовное ателье начинает тесно сотрудничать с Maserati. Мастер приложил руку к созданию таких знаковых «трезубцев», как Maserati Bora, Boomerang, Merak, Medici, Quattroporte.

В 1980-х ItalDesign переключается на первый в Европе объединенный концерн, сплотивший три итальянских бренда Fiat, Alfa Romeo и Lancia со шведским автопроизводителем Saab. Итогом плодотворного сотрудничества становится целая плеяда автомобильных звезд: Lancia Delta, Fiat Panda, Lancia Orca, Prisma, Thema, Saab 9000, Fiat Croma.

Однако отдельного внимания заслуживает концепт Medusa, построенный в конце 1970-х. В его основу легла платформа Lancia Beta. Расположение и развесовка силовых агрегатов позволили создать самый аэродинамичный автомобиль в мире. Благодаря плавности форм и линий кузова ItalDesign смогли свести к минимуму коэффициент лобового сопротивления (обтекаемости кузова). В серийной версии Medusa он составлял 0,255 Сх, что сопоставимо с аэродинамическими показателями самых современных автомобилей. К примеру, у Lamborghini Diablo он составляет 0,31 Сх, а у Ferrari F12 Berlinetta — 0,3 Сх.

Публикация от Retro Classic Car (@retro_classic_car) 19 Июн 2016 в 7:30 PDT

Джуджаро во главе ItalDesign успешно осваивал не только европейский, но также американский и азиатский рынки, работая как над перспективными концептами, так и над серийными авто. Благодаря стараниям итальянского ателье появились хрестоматийный концепт Lotus Etna, футуристичный Oldsmobile Incas с кабиной-монококом, задними дверьми «крылья чайки» и штурвалом вместо рулевого колеса, концепт-трио Aztec, Aspid и Asgard, Hyundai Sonata, различные поколения SEAT Ibiza, Fiat Punto, Lamborghini Gallardo, Chevrolet Lacetti, Daewoo Matiz, Corvette Moray, Suzuki SX4, Mini, Mini Countryman и множество других не менее знаковых и популярных среди автолюбителей машин.

Наиболее значимым автомобилем в линейке простых машин для среднестатистического обывателя стал Volkswagen Golf Mark I, или, как его обычно называли, «первый гольф». Модель с характерными жесткими, рубленными линиями клиновидного кузова выпускалась с 1974 по 1983 год, впервые повторив успех легендарного заднемоторного «Жука» VW Beetle (VW Kaefer). За почти десять лет существования автомобилей первого поколения VW Golf было выпущено около 7 млн экземпляров. Название модели было настолько простым и лаконичным, что весь сегмент компактных авто вскоре окрестили «гольф-классом».

Публикация от Michele Sansone (@mksan992) 13 Авг 2018 в 12:06 PDT

Успех «гольфа» помог Джуджаро выстроить с Volkswagen надежные партнерские связи, а с владельцем концерна Фердинандом Пихтом даже завязать крепкую дружбу. В результате мир увидел такие автомобили, как VW Scirocco, VW Passat, Audi 80. Позднее, в 2010-м, Джуджаро продает 90% акций ItalDesign немецкому гиганту и становится фактически придворным ателье концерна VAG.

Статья в тему:  В электрических автомобилях не нужно менять тормозные колодки: правда или миф?

Сегодня итальянский бренд объединил в себе целый консорциум предприятий. В империю Джуджаро входят автомобильное кузовное ателье, бюро, специализирующиеся на индустриальном дизайне, сервисные и инжиниринговые компании и даже фирмы, оказывающие услуги по управлению проектами и в сфере IT.

На букву Z

Лавры самых узнаваемых суперкаров, доработанных в Италии, по праву принадлежат миланскому кузовному ателье Zagato. Отцом-основателем компании стал Уго Загато, который в 1919 году открыл Carrozzeria Ugo Zagato & Co. Дизайнер всегда строго следовал только двум принципам — минимум лишнего и максимум алюминия, и именно они помогли разработать неповторимый, индивидуальный стиль, присущий всем без исключения работам мастерской.

Aston Martin Vanquish Zagato

За почти столетнюю историю своего существования с Zagato сотрудничали крупнейшие автобренды мира — Alfa Romeo, Lancia, Fiat, Ferrari, Aston Martin, BMW, Maserati, Porsche. Авторству этого ателье принадлежат множество легендарных, роскошных и очень известных моделей машин, как, например, Ferrari 250 GT (1956) Abarth 750 GT (1957), Aston Martin DB4 GT (1960), Alfa Romeo Giulia TZ2 (1963), Cadillac Nart (1970), Aston Martin V12 (2012), BMW Zagato Coupe (2012), Maserati Mostro (2015), серия Aston Martin Vanquish Zagato 2017 года и другие.

Кстати, именно миниатюрный Abarth 750 GT стал для кузовного ателье одной из первых знаковых моделей. Данный шедевр Уго Загато стал обладателем престижной награды в сфере дизайна — Compasso d’Oro. Обтекаемое 3,5-метровое купе массой около 500 кг было построено на базе Fiat 600. Форсированный 70-сильный мотор, объем которого составлял всего 850 кубиков, разгонял игрушечный автомобиль до немалых 190 км/ч, благодаря чему Abarth 750 Zagato становился участником и победителем многочисленных гоночных серий.

Публикация от Zagato Milano (@zagato1919) 2 Ноя 2016 в 7:45 PDT

Кузовное ателье Zagato в наши дни — это одна из самых крупных и известных компаний, занимающаяся промышленным дизайном в области автомобилестроения. Здесь проектируются и создаются эксклюзивные кузова для уже существующих моделей современных суперкаров.

Одним из них стал появившийся в 2007 году Spyker C12 Zagato. Суперкар стал венцом итало-голландской дизайнерской коллаборации. В нем удалось сохранить как классическую для Zagato форму крыши Double Bubble (в виде двух симметричных выпуклых поверхностей) и двери гильотинного типа (поднимаются вертикально вверх), так и авиационную стилистику Spyker в деталях: колесных дисках, изгибе передней части кузова, интерьере и отделке салона.

Кароцерия из Турина

Пионером в области промышленного дизайна автомобильных кузовов может по праву считаться Джанчинто Гиа, который в 1916 году основал в Турине автомастерскую Carrozzeria Ghia. Несложившаяся карьера автогонщика никогда не оставляла Гиа в покое, наверное, поэтому он наотрез отказывался работать с тяжеловесными серийными автомобилями, отдавая предпочтение быстрым и сверхлегким спорткарам.

A post shared by Parked in Astoria (@parkedinastoria) on Aug 12, 2018 at 3:18pm PDT

Компании Ghia катастрофически не везло с руководством, после смерти ее основателя бизнес долгое время переходил из рук в руки, а вопросы успешности и узнаваемости бренда приходилось самостоятельно решать наемным сотрудникам — дизайнерам и инженерам. Однако, несмотря на все перипетии, в 1955 году состоялась премьера одного из самых знаковых автомобилей дизайнерского бюро Volkswagen Karmann Ghia.

Публикация от karmann Ghia Fan Club (@karmannghiafan) 5 Июл 2018 в 5:47 PDT

Построенный на базе VW Beetle, но при этом спортивный VW Karmann Ghia стал самым популярным, импортируемым в Соединенные Штаты купе за всю историю концерна. В период с 1955 по 1974 год было произведено в общей сложности порядка полумиллиона экземпляров, сборка была налажена не только на европейских мощностях, но и в Бразилии. VW Karmann Ghia стал одним из коллаборационных автомобилей, отмеченных выдающимися промышленными дизайнерами ХХ века.

Статья в тему:  Автомобильный рынок РФ впервые показал рост за последние годы

Публикация от Lambolog® (@lambolog) 23 Июн 2018 в 7:05 PDT

Другими известными работами кузовного ателье в разные годы становились Ghia Gilda I (1955), Jaguar XK140 (1956) и Ferrari 410 Superamerica (1956), Chrysler Diablo (1957), De Tomaso Mangusta (1969) и многие другие. Однако в следующее десятилетие слава компании меркнет, ателье вновь несколько раз перепродается, пока в 1973 году не будет куплено концерном Ford.

Публикация от FERRARI ⚪NLY ! (@ferrari.lovers) 11 Ноя 2017 в 1:37 PST

В конце 1980-х и начале 1990-х Ghia вновь становится законодателем мод, чутко улавливая тренды в области промышленного дизайна. В результате мир увидел Ford Fiesta Barchetta 1984 года, стиль New Edge и Ford Focus I. История Ghia завершилась в 2002 году, когда после многочисленных попыток реструктурировать убыточный бизнес кузовное ателье было закрыто.

Итальянские традиции для Ferrari

Другим старейшим кузовным ателье в мире является итальянская компания Pininfarina. Ее основал в Турине в 1930 году Джованни-Баттиста Фарина, превратив работу в дело всей жизни.

Из-за невысокого роста Баттиста прозвали Пинин, что в переводе с итальянского означает «коротышка». Позднее, в 1961-м, официальным указом президента Италии прозвище было соединено с фамилией, так что Джованни-Баттиста, как и его тюнинг-ателье, стал носить имя Пининфарина. Этого великого «коротышку» называют отцом итальянского автомобильного дизайна.

Одной из первых всемирно признанных работ Пининфарины стала модель Cisitalia 202, созданная итальянцем в 1947 году. Автомобиль с понтонным кузовом даже выставлялся в Музее современного искусства в Нью-Йорке как один из ярких примеров дизайна. Таких купешек было выпущено всего 170 экземпляров.

В 1951 году Пининфарина начинает сотрудничество с конюшней Энзо Феррари, амбициозным итальянцам на пару удавалось (и удается их потомкам по сей день) воплощать в жизнь самые смелые идеи. Одна из них материализовалась в виде купе Ferrari Dino Berlinetta Speciale. Модель, предназначенная для молодежи, по сравнению с другими спорткупе бренда обладала меньшей мощностью и стоила чуть дешевле.

Публикация от Pininfarina Official (@pininfarina_official) 6 Окт 2016 в 9:56 PDT

Другой вехой в истории Pininfarina стал суперкар Ferrari Testarossa Pininfarina 1984 года с V12 под капотом со 180-градусным развалом цилиндров. Автомобиль дебютировал на Парижском автосалоне, где на него сразу обратили внимание. В 1985 году Testarossa собрала множество наград на международной автомобильной выставке в Лос-Анджелесе, главной из которых стала за «лучший дизайн года». Модель выпускалась 12 лет и, пережив два рестайлинга, стала примером того, что лучшее может быть врагом хорошего. Повторная попытка дизайнеров из Pininfarina доработать автомобиль привела к краху, улучшить имидж не смогли ни добавленная мощность, ни попытки вернуться к первоначальному дизайну.

Вершиной сотрудничества Pininfarina и Ferrari стала знаменитая Enzo. Именно эта модель считается самым быстрым серийным автомобилем Ferrari.

Публикация от Pininfarina Official (@pininfarina_official) 8 Дек 2015 в 6:52 PST

Автомобильный креатив: 10 самых неоднозначных дизайнерских автотрендов

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

1. HID лампы для фар

В последнее время стало модным использоваться не классические светильники. Ярким примером являются HID лампы. Использование таких фар может быть опасно, так как свечение от неправильно установленных HID осветительных приборов будет слишком слабым, даже в кромешной темноте.

2. Ресницы для фар

Один из самых нелепых аксессуаров для автомобилей – это накладные ресницы для фар. Для чего их ставят? Да просто так! Но все это же просто безвкусица какая-то! Безусловно, это не та вещь, на которую следует тратить деньги.

3. Наклейки на тормозные колодки

Наклейки на тормозные колодки с логотипом компаний-автопроизводителей, занимающихся созданием комплектующих для гоночных авто. Пожалуй, это одно из самых спорных изобретений. Ну и зачем использовать наклейки, которые все равно никто не увидит? Да и навряд ли наклейка сделает тормозную систему лучше.

Статья в тему:  Рейтинг качества и надежности BMW M3

4. Тонированные фары

Сделать тонировку фар не столько стильно, сколько опасно. Может для автомобилей темной раскраски, такой дизайнерский ход и может показаться хорошим, вот только ликование обновке будет продолжаться ровно до первой сзади идущей машины, не увидевшей «модника» в темноте.

5. Наклейки пулевых отверстий

Все также безвкусно, как и ресницы для фар. Быть может чуть мене безвкусно, но все также не уместно для любого автомобиля. Вдобавок ко всему выглядят до ужаса нереалистично.

6. Радиатор-турбина

Это только на первый взгляд атрибут такого рода делает машину более модной. Подойдет такой атрибут, к считанным единицам машин и среди их почти нет современных производителей автопрома.

7. Коррозия

В последние несколько лет в США стал весьма популярным такой «дизайнерский ход», как искусственное покрытие автомобиля коррозией. Наверное, ржавчина должна придавать такой машине «старины». Однако выглядит это просто ужасно.

8. Вращающиеся колпаки

Что может быть хуже вращающихся колесных колпаков – только вращающиеся колпаки с блестками. Этот автомобильный аксессуар также появился в США. Несмотря на нелепый вид, стоят эти колпаки дороже любых фирменных. Впрочем, популярностью они не пользуются.

9. Поддельные индикационные знаки

Как что-либо в этой жизни не называй, оно все равно останется тем, чем является. Огурец останется огурцом. Котенок – котенком. А автомобиль определенной марки – автомобилем определенной марки. И потому нет ничего хуже, чем попытка выдать одно авто за другое, просто установив на него другие брендовые или модельные обозначения.

10. Вертикальные двери

Сложно поверить, но вертикальные двери автомобиля признаны одним из самых худших «аксессуаров». В отличие от горизонтальных дверей, вертикальные отличаются малой надежностью. Вдобавок к этому – они не безопасны. Хотя выглядят они действительно неплохо.

Если автомобильная мода весьма непостоянна и неоднозначна, то 10 футуристических датчиков, которые могли бы сделать автомобиль лучше , безусловно, понравятся большинству автомобилистов.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Как российские дизайнеры попадают в крупнейшие автомобильные компании за рубежом

  • Гиперкар Lamborghini Huracan, гоночный болид Audi для «Ле-Мана», концепты Bugatti и серийные Peugeot — большинство автолюбителей и не подозревает, что к огромному количеству знаковых автомобилей приложили руку дизайнеры из России, которые, как выяснилось, весьма востребованы в крупнейших иностранных компаниях. Трудящиеся в концернах Volkswagen и PSA экспаты рассказали «Газете.Ru» о результатах своей «работы мечты», русской школе автомобильного дизайна и ее перспективах и многом другом.

    «Российские дизайнеры всерьез задумаются о возвращении домой. »

    Александр Селипанов работает в «Фольксваген Групп» уже десять лет. Около года назад дизайнер перешел в компанию Bugatti (входит в концерн) — известного производителя самых быстрых серийных автомобилей в мире. До этого момента, с 2008 года, Селипанов тоже участвовал в проектах для этого люксового бренда.

    «Вообще за время работы на «Фольксваген Групп» мне удалось поучаствовать в проектах для всех марок концерна. От VW и Skoda до Audi и Lamborghini, — рассказывает Саша (так его называют в «Бугатти» и так он представляется сам). — Работа над спортивными машинами — это моя мечта с раннего детства: до сих пор не верится, что мне выпал шанс воплотить мечту в реальность. Поэтому больше всего я горжусь тем, что

    мне посчастливилось участвовать в работе над экстерьером Lamborghini Huracan (в дизайн-студии компании, в городе Сант-Агата, и, конечно, проектами для марки Bugatti.

    Сейчас я — руководитель дизайна экстерьеров, со специализацией на креативной разработке. По большей части я занимаюсь дизайном кузова».

    Помимо упомянутого «Ламбо» в активе дизайнера — работа над суперконцептом Vision Grand Turismo и экстерьером следующего производственного «Бугатти».

    Статья в тему:  Объявлены финалисты конкурса «Европейский автомобиль 2017 года»

    Селипанов окончил обычную среднюю школу в московском районе Коньково. «Сразу по окончании школы я уехал учиться в Калифорнию, в «Арт Центр» (Art Center College of Desing. — «Газета.Ru»), — вспоминает он. —

    Я мечтал о дизайне машин, а образования в России, соответствующего мировым стандартам, на тот момент не предоставлялось.

    Родители сделали очень многое для того, чтобы я мог следовать своей мечте: это решение для семьи было отнюдь не простым».

    По словам Селипанова, «Арт Центр», где он учился, дает своим студентам хорошую платформу и возможность показать свой потенциал, талант и работоспособность. «А на защиту дипломов приезжают представители многих больших компаний, — поясняет дизайнер. — Студентам, которые производят яркое впечатление, предлагают рабочие места сразу в несколько компаний. Конкуренция очень серьезная, потому что автомобильные компании хотят самого лучшего, самого талантливого студента».

    В результате, когда Селипанов окончил учебу, у него уже было сразу несколько предложений о работе. Но его выбор склонился в пользу дизайн-студии «Фольксваген» в Потсдаме, как он поясняет, сразу по нескольким причинам.

    Когда я проходил стажировку в нашей Калифорнийской студии, мне очень понравился подход к дизайну на «Фольксвагене».

    Я многому, если не всему, научился именно во время этой стажировки. Кроме того, по окончании практики шеф-дизайнер Калифорнийской студии всячески помогал мне. Если честно, после защиты диплома я и представить себе не мог, что пойду работать на другую компанию», — поясняет собеседник.

    Дизайнер не исключает того, что многие его коллеги из России могут со временем продолжить карьеру на родине. «Мне кажется, что, когда в стране появятся интересные, сопоставимые по креативу проекты, многие мои друзья, российские дизайнеры, всерьез задумаются о возвращении домой».

    Дизайнер PSA Артем Неретин — о «Кортеже», Стиве Маттине и проблемах российского образования

    История Селипанова — это скорее исключение из правила, поскольку большинство работающих за границей автомобильных дизайнеров получили высшее образование в России. Например, работающий сейчас в PSA Артем Неретин постигал азы дизайна на Урале.

    «Я окончил Уральский институт индустриального дизайна и архитектуры в Екатеринбурге (УралГАХА) в 2005 году, — описывает свой путь к профессии автомобильного дизайнера Неретин. — Это очень сильная школа — наследие советского времени, ведь конструирование автомобилей было и в СССР, и система была отлажена, но, к сожалению, после распада Союза все нарушилось. Нужно было выживать, и уже никому не было интересно вникать в эстетику. Но вот школы и кафедры, к счастью, все же сохранились. При этом все равно не хватает преподавателей, у которых знания относительно автоиндустрии были бы современными. И это отчасти нормально даже в западных школах. Эта проблема за рубежом решается просто: школы приглашают действующих дизайнеров для обучения студентов. Это могут быть лекции или даже партнерские отношения между школой и компанией. Так стали работать и у нас.

    Скажем, недавно «Фольксваген» наладил контакт с УралГАХА, и студенты этой академии получили шанс проходить стажировку на производстве и пополнять свои знания.

    Студенты, например во Франции или Германии, примерно представляют, как сегодня функционирует автоиндустрия. Русские же студенты, приходя не работу в компанию за рубежом, часто встречают на пути огромную пропасть незнания. Благо что творческая составляющая у них очень мощная — в этом отечественные школы сильны».

    Стоит отметить, что в качестве темы дипломной работы в УралГАХА Неретин выбрал проект создания автомобиля для президента. Тогда ни о каком проекте «Кортеж» еще не шло и речи. «Проект автомобиля для президента был темой моей дипломной работы, не более. О «Кортеже» я наслышан не от «последних» лиц этого проекта. Но свое мнение об этом пока оставлю при себе. Посмотрим, что получится. Подобные примеры уже были в России», — уклончиво отвечает дизайнер.

    Статья в тему:  McLaren 675LT MSO на автосалоне в Женеве 2016

    После шести лет обучения в уральской академии Неретин прошел годичный курс на мастера 3D-технологий в университете города Хаддерсфилд в Англии. А в известную автомобильную компанию на работу фактически не устраивался — позвали сами.

    «Загрузил свои рисунки на один заграничный ресурс и получил какое-то время спустя приглашение от PSA, — говорит он. — Так моя жизнь изменилась за один день.

    В PSA Peugeot Citroen работаю уже 11 лет. За это время успел поработать во всех марках группы. В Peugeot — уже примерно шесть лет, а остальное время — в Citroen и DS. На данный момент я старший дизайнер: руковожу своим проектом, иногда веду проекты молодых стажеров», — говорит он.

    Среди своих главных профессиональных достижений Неретин называет концепт Peugeot HR1, который был представлен в 2010 году.

    «Этот автомобиль стал основой новой ДНК марки, — поясняет дизайнер. — Именно с него пошло развитие формообразования современных Peugeot.

    До этого я нарисовал серийный минивэн Peugeot 5008. К сожалению, машина не продается в России, а хотелось бы. Кроме этого, было много деталей к другим проектам. На подходе еще несколько новых машин, но каких — сейчас это секрет».

    Рассуждая о российском автомобильном дизайне, Неретин отмечает, что Россия должна идти по пути Китая, приглашая на работу опытных иностранных специалистов.

    «Например, я положительно оцениваю приезд Стива Маттина (главный дизайнер «АвтоВАЗа». — «Газета.Ru»), — говорит он. — Это человек с огромным опытом, и ему есть чем поделиться. В Китае вот автокомпании тоже с огромным удовольствием нанимают иностранцев. Почему бы России не пойти таким путем? В этом нет ничего постыдного, наоборот».

    Однако сам Неретин о возвращении пока не думает. «Я считаю, что русские специалисты, работающие за границей, возможно, когда-нибудь, набравшись опыта, вернутся в Россию и создадут наконец-то понятие русского автомобильного дизайна, а главное — привьют правильную культуру будущему поколению. Ведь чтобы производить правильные вещи, нужно видеть и жить среди таких вещей, — уверен собеседник. —

    Но пока социальная и экономическая составляющие в России не совсем комфортные. Пока что в зарубежной компании создавать автомобиль приятнее и проще с определенной точки зрения.

    В России пока еще не все созрело для этого, но движется, я надеюсь, в верном направлении».

    Прототип для Ле-Мана Ивана Шматова

    Иван Шматов — еще один автомобильный дизайнер, получивший образование в России, но уехавший работать по профессии в Европу. «Отучился в Строгановке шесть лет и писал диплом вместе с «Ауди», — вспоминает он. — Но оказался недостаточно хорош для них, поэтому пришлось поступить в школу Пфорцхайма и отучиться там еще два года. Дипломную работу готовил также с «Ауди». В результате компания таки взяла меня на работу».

    «У нас маленькая команда из четырех человек: немец, француз, украинец и я. Шеф — бразилец. Все дружим», — рассказывает дизайнер.

    Личных реализованных проектов у Шматова пока нет. В то же время молодой специалист принимал активное участие в создании прототипа болида для знаменитых гонок на выносливость «24 часа Ле-Мана».

    «За год реализованных проектов, увы, не бывает, — уточняет Шматов. — Есть проекты, которые сейчас переходят в стадию инжиниринга и доводки до серийной версии. Но я о них не могу говорить: они закрытые. Но вот, например, создание концепта Audi r18 2014 года — проект, в котором я участвовал и во многом повлиял на конечный дизайн. Правда, в то время я был еще на стажировке».

    Напомним, что ранее «Газета.Ru» встречалась с главным дизайнером «АвтоВАЗа» Стивом Маттином. Он поговорил с «Газетой.Ru» об особенностях Москвы и Тольятти, платных парковках, тест-драйве Vesta от Путина и прыжках с парашютом.

  • Ссылка на основную публикацию
    Статьи c упоминанием слов:

    Adblock
    detector