6 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Автопарк Северной Кореи: Взгляд изнутри

Автопарк Северной Кореи: Взгляд изнутри

Поездка в Северную Корею,- Делаем отчет.

Северная Корея одна из самых закрытых и загадочных стран на планете. Для многих граждан мира эта страна представляет интерес только с политической стороны вопроса (дела) и точки ее оценки. Для нас же Россиян на первый взгляд эта Северная Корея тоже вроде бы как не особо интересна. Но, все-же, увидев некоторые фотоснимки сделанные на дорогах этой страны многим из нас они покажутся до боли знакомыми и что-то нам напоминающие. Какие фотоснимки. Кому интересно, то читайте об этом дальше.

Эта страна Северная Корея поддерживает Коммунистический режим, который более полувека был и в нашей с вами стране. Попав в Северную Корею, те граждане, кто помнит времена СССР могут сразу подумать, что они вернулись в свое ушедшее прошлое. Несмотря на Коммунизм в нашей стране во времена Союза ССР все мы как и сейчас любили автомобили. Единственное что нас огорчало, так это то, чтобы купить себе автомобиль необходимо было не только накопить немалую по тем временам денежную сумму, но еще и дождаться своей очереди по квоте автомобилей приобретения последнего в собственность, которую в те времена ввели Советские власти. Подобное в наше с вами время действует по сей день и в Северной Корее.

Поэтому на дорогах страны наблюдается очень незначительный трафик автомобильного движения. Тем не менее, жители этой страны, как и мы с вами, несмотря на такие запреты и на небольшую зарплату все-же любят автомобили. Но в отличие от СССР на дорогах Северной Кореи частенько можно встретить и дорогие иномарки, такие например, как Hammer и Porsche Cayenne.

Наибольшее количество таких разнообразных марок машин традиционно и вполне понятно почему, находится на стоянках аэропортов. К большому сожалению не одному фотографу и фотожурналисту нельзя делать снимки вблизи аэропорта.

Стоит также отметить, что в стране наблюдается огромное количество велосипедов, которые составляют основную массу всех транспортных средств Северной Кореи. Также на дорогах страны можно увидеть многочисленное количество старых подержанных автомобилей. Ну вот к примеру, в том же Пхеньяне роскошные авто-седаны на дорогах — это привычное дело.

Но несмотря на строгий Коммунистический режим столица Северной Кореи постепенно меняется. Если четыре года назад дороги в городе были пустыми, как к примеру в 60-е года в том же Санкт-Петербурге, то сегодня столица Пхеньян может сравниться с дорожным трафиком какого-нибудь среднего Российского города.

Правда стоит здесь обратить внимание на следующее, что только недавно в городе стали появляться светофоры, которых не было. До этого дорожным движением в городе(ах) управляли женщины-регулировщики.

Но их присутствие в городе постепенно сокращается в связи с начавшейся в стране модернизацией которая берет свое начало с 2014 года.

Какие же автомобили ездят сегодня по дорогам Пхеньяна? 30% от общего числа машин это различные джипы, а 20% автомобилей либо новые, либо произведенные не позднее 2008 года, которые представляют собой роскошные авто-седаны или автомобили внедорожники.

30% машин имеют отношение к старому повидавшему виды автопарку (это Российские или Советские автомобили, машины Шведского производства, Немецкие автомашины) произведенные еще с начала 50-х годов прошлого столетия, ну и заканчивая концом 80-х. Остальные 20% машин относятся к дешевым транспортным средствам сомнительного качества, естественно с ужасной внешностью и произведенные либо в Северной Корее, либо ввезенные из Китая.

Статья в тему:  Koenigsegg Regera на автосалоне в Женеве 2016

Самое удивительное, что официально автомобиль в этой стране купить нельзя, машина предоставляется непосредственно Партией СКНР, если конечно в ней состоит человек. Это объясняет теперь, почему на дорогах Северной Кореи так много отечественных автомобилей УАЗ-469, которые начали эксплуатироваться еще в Советские годы в начале 1970 годов.

К примеру, в Пхеньяне можно увидеть огромное количество этих машин внедорожников.

Как Вы друзья думаете, а зачем Корейцам автомобиль? А вот зачем. В этой стране он нужен чтобы ездить на нем в специальные торговые точки за продуктами, которые выдаются по карточкам и которые распространяет Коммунистическая партия страны. Все магазины в стране подразделены на типы определенных товаров. Поэтому, чтобы достать большой ассортимент продуктов Корейцам приходится ездить по разным местам и точкам. На помощь им как-раз и приходят наши Уазики.

В Пхеньяне Вы можете наблюдать эти авто-внедорожники возле парков развлечения, а также на парковках у школ и возле библиотек. Автомашина УАЗ распространенный автомобиль по всей Северной Корее, точно так же как автомобиль марки Ford F-150 в США. Почему же именно этот отечественный старый советский внедорожник стал так популярен в самой удивительной и закрытой стране мира, именно в Пхеньяне? Дело в том, что сам этот город находится в горной местности, а дороги в нем и естественно в окрестностях находятся в очень ужасном состоянии. Некоторые АЗС в городе находятся в таких непроходимых местах, где легковой автомобиль просто не проедет. Ну а проходимость нашего автомобиля не у кого не вызывает сомнения. Плюс к этому — небольшая его стоимость. Вот в чем причина популярности нашего советского внедорожника.

С топливом в стране очень тяжело. Многие месяцы в большинстве городов этой страны может просто не быть топлива. Верховный лидер страны запатентовал технологию получения топлива прямо во время движения автомобиля. На этой технологии в провинции передвигается большая часть грузовых автомашин. К примеру, в кузове самой машины установлен специальный бак в котором как и в печке сжигается древесина, которая естественно превращается в уголь в результате чего выделяется монооксид углерода и водорода. Далее эти два вещества подаются в камеру сгорания дизельного двигателя грузовой машины.

Эти грузовики выполняют две основные функции. Первая,- задачей грузовых машин работающих на странном топливе является переправка грузов между двумя портами или многочисленными развивающимися городами. Другая, вторая функция,- это перевозка людей через горную местность.

Главный минус всех этих грузовиков это ужасный запах от сгорания в топке биомассы.

От нехватки топлива и ограничения роста автомобилей в стране наблюдается очень маленький дорожный трафик. С одной стороны это очень хорошо для экологии. Но при сгорании странного автомобильного топлива загрязнение естественно происходит в несколько раз больше, чем от любого иного автомобиля который работает на современном топливе.

Но и это еще не все, чем удивляет нас Северная Корея. Она не была бы этой страной, если в ней не было бы так много абсурда. Так, в Северной Корее есть собственная автомобильная компания «Pyeonghwa», которая является как-бы совместным предприятием двух Корей, т.е. Северной и Южной Кореи. Автомобили под этим брендом производятся непосредственно в КНДР. Но вот что удивительно, если Вы весь день будете ездить по дорогам того же Пхеньяна, то можете за весь день не увидеть ни одного автомобиля марки Pyeonghwa. А вот автомашин марки BYD вы встретите огромное количество. Страна, которая ограничивает рост автомобильной массы не разрешает напрямую покупать автомашины простым гражданам, но и не ограничивает тот же ввоз Китайских автомобилей, чтобы поддержать свой отечественный бренд. Это действительно кажется полным абсурдом. Похоже импорт автомобилей в страну все-таки остается для страны приоритетным.

Северная Корея считается и является на сегодня прекрасным местом на земле чтобы посмотреть на ретро-автомобили 70-х годов, которые сохранились там в своем первозданном виде. Помимо Российского УАЗа обычным делом там можно увидеть на дороге и нашу старую «Волгу», которую выпускал во времена СССР автозавод «ГАЗ». Эта машина получила наибольшую популярность в те времена в качестве такси. Но в Северной Корее этот автомобиль считается высшим статусом роскоши. Но машины такси в городе тоже имеются, хотя в стране они особо и не нужны, так как большинство граждан не могут позволить себе ездить на такси, так как большинство граждан живет на мизерную почти нищенскую зарплату. Зеленые и желтые такси, что по городу ездят пустыми, в основном нужны лишь для приезжих иностранцев.

Статья в тему:  Приложение 3. Отличительный знак автомобилей и прицепов, находящихся в международном движении

Говорят, что Северная Корея это страна с нулевой автомобильной «культурой». Несмотря на неразвитую автопромышленность и всеразличные ограничения все-же в стране надо признать, вполне любят автомобили. Самое, что удивительное, даже в условиях полного почти отсутствия денежных средств у населения мы можем видеть, что люди все-таки покупают подержанные и очень старые автомобили, вкладывают в них всю душу и следят далее за их состоянием, как-будто за дорогой роскошной иномаркой. Поэтому в стране можно наблюдать очень много старых автомашин в нормальном их состоянии, которые до сих пор передвигаются по дорогам Северной Кореи а не коротают свои последние деньки на обычной свалке.

Да, не спорим, тоталитарный режим это наибольшее зло которое может быть в государстве. Но и там есть свои плюсы. Граждане, в связи с желанием владеть автомобилем, естественно в пределах своего минимального семейного бюджета, не стремятся показать свои амбиции на дороге при помощи роскошной автомарки. Все на дороге равны и уважительно относятся друг к другу, независимого от того кто на каком автомобиле ездит.

Вот друзья еще несколько фотографий страны Северной Кореи:

Настоящая Северная Корея. Тайная жизнь обычных людей

Наш спецкор отправился в самую закрытую и самую обсуждаемую страну мира. И подготовил цикл репортажей. Это заключительная часть — о тайных и явных сторонах жизни в КНДР.

Фото © L!FE/Артур Матвеев

Прилавки Северной Кореи

Жизнь простых корейцев в КНДР оберегают от посторонних, как военную тайну. Журналисты могут лишь смотреть на неё с безопасного удаления — через стекло из автобуса. И прорваться сквозь это стекло — задача невероятно сложная. Самостоятельно поехать в город нельзя: только с гидом, только по согласованию, а согласования нет. Пять дней пришлось уговаривать сопровождающих прокатиться до центра.

В центр ездят такси. Водители несказанно рады пассажирам — у гостиницы их услугами почти никто не пользуется. Заказать такси иностранцу в КНДР невозможно. Везут в торговый центр на проспекте Кван Бо — что-то вроде Нового Арбата в Москве. Магазин особый — над входом две красные таблички. Дважды здесь был Ким Чен Ир и один раз приезжал Ким Чен Ын. Торговый центр напоминает типичный советский ЦУМ: трёхэтажный бетонный куб с высокими окнами.

Фото © L!FE/Артур Матвеев

Внутри обстановка как в главном универмаге небольшого российского города. На первом этаже супермаркет. У касс очередь. Людей много, может быть, даже неестественно много. Все активно заполняют большие тележки продуктами.

Изучаю цены: килограмм свинины 22 500 вон, курица 17 500 вон, рис 6700 вон, водка 4900 вон. Если убрать пару нулей, то цены в Северной Корее почти как российские, только водка дешевле. С ценами в КНДР вообще странная история. Минимальная зарплата рабочего 1500 вон. А пачка лапши быстрого приготовления стоит 6900 вон.

— Как так? — спрашиваю я переводчика.

Тот долго молчит.

— Считай так, что у нас просто забыли про два нуля. — подумав, отвечает он.

И в ценах официальная жизнь КНДР не уживается с реальной. Курс вона для иностранцев: 1 доллар — 100 вон, а реальный курс 8900 вон за доллар. Проиллюстрировать пример можно на бутылке северокорейского энергетика — это негазированный отвар женьшеня. В гостинице и в магазине он стоит совершенно разных денег.

На цены в магазине местные жители смотрят через прицел деноминации. То есть вычитают от ценника два нуля. Или, скорее, добавляя к зарплате два нуля. При таком подходе ситуация с зарплатами и ценами более менее нормализуется. И либо лапша стоит вместо 6900 — 69 вон. Или минимальный оклад рабочего выходит не 1500, а 150 000 вон, примерно 17 долларов. Остаётся вопрос: кто и на что скупает в торговом центре тележки еды. Похоже, не рабочие и точно не иностранцы.

Иностранцы в КНДР не пользуются местной валютой вон. В гостинице цены хоть и указаны в вонах — расплачиваться можно долларами, евро или юанями. Причём может быть такая ситуация, что платишь ты в евро, а сдачу получаешь китайскими деньгами. Северокорейские деньги под запретом. В сувенирных магазинах можно приобрести воны старого образца 1990 года. Настоящие воны найти сложно — но можно.

Статья в тему:  Высокая эстетика обычных автомобилей

Отличаются они только постаревшим Ким Ир Сеном.

Фото © L!FE / Артур Матвеев

Впрочем, от реальных денег КНДР иностранцу толку немного — продавцы их просто не примут. А вывозить национальные деньги из страны запрещено.

На втором этаже торгового центра продают цветастые платья. На третьем родители плотным строем выстроились у детского игрового уголка. Малыши катаются с горок и играют с шариками. Родители снимают их на телефоны. Телефоны разные, пару раз в руках мелькают довольно дорогие мобильные известной китайской марки. А один раз замечаю телефон, похожий на южнокорейский флагман. Впрочем, КНДР умеет удивлять и вводить в заблуждение, и порой случаются странности — на экскурсии в красный уголок косметологической фабрики у скромного экскурсовода в руках неожиданно мелькает, кажется, яблочный телефон последней модели. Но стоит присмотреться — нет, показалось, это похожий на него китайский аппарат.

Секретный Sungri: завод в КНДР, где до сих пор выпускают потомков ГАЗ-51 (но это не точно)

Задание редактора написать что-то интересное про автопром Северной Кореи я встретил без особого восторга. Интересно, конечно, но что можно рассказать про то, что таинственнее перевала Дятлова и Кыштымского карлика? С другой стороны, именно это и делает задачу более интересной. В процессе выяснилось, что автопром КНДР ещё более увлекательный, чем я думал раньше. Вот только информацию о нём пришлось собирать буквально по крупицам. И англоязычный сегмент Интернета в поисках практически не помог. Видимо, всё, что написано про Корейскую Народно-Демократическую Республику на английском языке, редактирует лично «блистательный товарищ» Ким Чен Ын.

Про Северную Корею рассказывают много баек и страшилок. Мол, и мобильные телефоны у граждан там появились только в 2013 году, и турист, который не съездит на поклон в усыпальницу Ким Ир Сена и Ким Чен Ира – Кымсусанский дворец Солнца, будет сожжён напалмом. Правду от вымысла отделить трудно, поэтому периодически я буду делать ремарки относительно достоверности информации. К сожалению, без этого не обойтись.

Был первым, стал вторым

Что мы знаем об автопроме этой страны? Не так уж много. Он настолько секретен, что даже нет точных данных о том, сколько в КНДР автомобилей в год выпускают и сколько их там продают. Цифры приводят разные, но в любом случае смешные. Ёмкость рынка страны с населением в 26 млн человек оценивают в 40-50 тысяч в год, но по факту производство, конечно, таким числом автомобилей не радует. Даже крупнейший ныне завод Pyeonghwa Motors General Corp (редкой красоты совместное предприятие КНДР и Южной Кореи, причём слово Pyeonghwa переводится как «мир») выпускает что-то около пятисот машин в год. Причём каких машин: в основном это копии Fiat Albea (оно же – Хвипхарам, «свисток») и Fiat Doblo (Ппоггуки, «Кукушка»). Ещё с его конвейера выходят, например, вариации на тему Toyota и SsangYong. Справедливости ради отмечу, что в лучшие годы (приблизительно 2009-2011) объём продукции доходил чуть ли не полутора тысяч единиц в год, но потом что-то пошло не так. Чтобы выжить, часть своих машин Pyeonghwa экспортирует во Вьетнам.

Может быть, об этом заводе как-нибудь стоит рассказать отдельно, но сегодня речь пойдёт о другом предприятии – Автомобильном заводе Sungri, который до появления «Пхёнхва Моторс» был крупнейшим заводом КНДР.

Кстати, заметили масштабы, да? 500 машин – крупнейший завод. Генри Форд в гробу перевернулся.

Возникает логичный вопрос: а почему объём производства такой мизерный? Может, им просто не нужны машины? Вот тут ставлю пометку «нарыто на просторах Сети не менее, чем в двух источниках»: за стопроцентную достоверность не ручаюсь, но всё может быть.

Итак, первая причина – это сложность приобретения личного автотранспорта. Сколько бы ни стоила новая машина, но купить её в стране, где зарплаты начинаются от десяти долларов в месяц, трудно. Вторая причина – это сложность получения водительского удостоверения. По словам некоторых туристов, общавшихся с местными (других источников нет), перед обучением на права кандидату требуется два года стажа механика или другой профессии, где он мог бы хорошо ознакомиться с устройством автомобиля. Затем последуют полгода обучения, ходить на которое надо как на работу – на полный рабочий день.

Статья в тему:  Управление ГИБДД УМВД России по Ямало-Ненецкому автономному округу

Связано это с тем, что автопарк КНДР чем-то напоминает автопарк Кубы: очень много старья и сборной солянки. И как-то это всё надо уметь ремонтировать, потому что с сервисом есть проблемы (его там почти нет). Кстати, АЗС тоже трудно найти, а ведомственные машины предпочитают заправлять прямо в автопарках. У нас самостоятельно ремонтировать машину значительно проще из-за свободного доступа в Интернет: не знаешь – посмотрел подсказки, сделал. В КНДР свободный доступ есть только у туристов и некоторых чиновников, остальным зайти туда сложнее и дороже, хотя сейчас уже появляется и мобильный доступ, и даже интернет-кафе. Так что водитель в Северной Корее должен быть ещё и механиком. В КНДР есть четыре категории ВУ, и получить категорию на легковой автомобиль сложнее, чем на грузовик, автобус или внедорожную технику.

Грузовик Sungri 58

Нет ничего удивительного в том, что личный транспорт – это роскошь. Автопрому гораздо интереснее производить то, что велела производить партия: автобусы, троллейбусы, грузовики и военные машины. Троллейбусы, кстати, лучше, чем автобусы: с бензином и дизелем дела тоже обстоят неважно. Забавно, что популярные в своё время троллейбусы Чхоллима 951 – это венгерские Икарусы 260 с вкоряченным вместо ДВС электромотором. Ну, не будет отвлекаться и вернёмся к нашему Автомобильному заводу Sungri.

Троллейбус Chollima 951

Спасибо товарищам!

Sungri переводится на русский язык как «победа». А вот как это правильно произносится, я сказать не могу. Пишут и «Сынни», и «Сунгри», и «Сангри», и «Санни», и «Санги». Если кто-то знает, как более точно прочитать 승리자동차종합기업소, буду рад увидеть правильный вариант в комментарии. Я же пока буду писать Sungri. Итак, это современное название (полностью Sungri Motor Plant) завод получил в 1975. А вот основан он был в 1950-м. Тогда он назывался иначе – Токчхонский автомобильный завод, а располагался, как следует из названия, в городе Токчхон.

Мне не удалось выяснить, чем занимался этот завод в период с 1950 до 1958 года. Скорее всего, до 1954-го заниматься ему было нечем, кроме как ремонтом техники для Корейской войны. А с 1958 года тут начался выпуск автомобиля Sungri-58. За этот автомобиль корейские товарищи должны сказать большое спасибо товарищам из СССР: Sungri-58 – довольно точная лицензионная копия нашего ГАЗ-51. Этот же грузовик, но под именем Yuejin NJ130, как многие знают, в те же годы стал первым автомобилем, собранным в Китае.

Информации по автомобилям из КНДР очень мало, поэтому я хотел бы сказать спасибо Андрею Трубину, который в своём паблике «Автомобили из КНДР и других экзотических стран» собрал почти всю доступную информацию по этим машинам и разрешил использовать её для подготовки этого материала. Кое-что я, конечно, буду дополнять, но львиная доля информации – заслуга Андрея.

Итак, Sungri-58. Честно говоря, это один из немногих автомобилей Sungri, которые был выпущен по лицензии. Частенько машины просто покупали, разбирали, внимательно разглядывали и собирали такую же, но свою. Но с СССР Корея дружила. Поэтому и корейский Sungri-58 был лицензионным.

Отличий от нашего ГАЗ-51 было не так уж много. В первую очередь заметна другая решётка радиатора, а вот остальное… Тут получается забавно: очень растиражирована информация о том, что у Sungri-58 в подвеске стояли «более слабые пружины». Кто-то это ляпнул, остальные перепостили. Если автор перла найдёт в рессорной подвеске ГАЗ-51 (или Sungri-58) пружины, я очень удивлюсь. Ещё более смешно звучит рассказ на просторах Сети о «неэкономичном дизеле». На этой машине был один мотор – ГАЗ-11. И он бензиновый. В общем, всё остальное – домыслы.

А вот один факт подтверждается многочисленными снимками: корейцы очень любили газогенераторные варианты Sungri-58, работавшие на дровах. Связано это не только с дефицитом бензина, но и с жутким расходом топлива, который, судя по отзывам, у корейской машины получился даже больше, чем у ГАЗ-51, из-за низкой культуры производства. В частности – карбюратора. Так что газогенератор пришёлся кстати.

Статья в тему:  Ожидаемая премьера Ford Mustang 50th Ann на автосалоне в Нью-Йорке 2014

​Выпускали эту машину очень долго – до 1979-го года, выхода модификации Sungri-58KA. Так же, как и в случае с ГАЗ-51 в СССР, на базе Sungri-58 был выпущен автобус, удивительно похожий на наш ГЗА-651 (и его модификации с ПАЗа и КАвЗа с «мордой» от ГАЗ-51/51А). На практически единственной фотографии этой «коробочки», которая гуляет по просторам Интернета, на боковине капота видна та же надпись Sungri-58, так что индекс модели, к сожалению, установить не удалось.

У корейцев есть одна причуда: давать модели индекс, совпадающий с годом старта производства. Поэтому посмотрим на следующий автомобиль, выпуск которого начался на три года позже, чем выпуск Sungri-58, на Sungri-61. Ничего не напоминает? Ага, это полноприводная версия 51-го «газона» – ГАЗ-63. Тут добавить нечего.

Нам всегда казалось, что ГАЗ-51 – это какой-то советский долгожитель (его выпускали с 1946 по 1975 год). Корейский брат его почти переплюнул. Нет, официально в 1979 году вышло новое поколение – Sungri-58KA. Внешне машина выглядит новой и не похожей на ГАЗ-51. Да и на наш ГАЗ-52 она тоже почти не похожа – кабину корейцы слепили свою. Но вот внутри этого Sungri-58KA стоит всё тоже шасси Sungri-58. Помните, нечто похожее было с ГАЗ-52, который был переделанным внешне ГАЗ-51, но недоделанным внутренне ГАЗ-53? Вот тут тоже самое. И выпускали эту кракозябру очень долго. Только никто не знает, сколько именно… Кто-то пишет, что он стоит на конвейере до сих пор, но, скорее всего, это не так: сейчас существует более свежее поколение.

Производство Sungri-58KA пришлось на расцвет самого завода. В начале 1980-х Sungri Motor Plant выпускал до 20 тысяч автомобилей ежегодно, а вот к концу 90-х едва осилил выпуск 150-200 машин в год. Тем не менее даже в 2009-м году лично Ким Чен Ир ещё помнил старый добрый Sungri-58. Есть даже сообщение Центрального телеграфного агентства Кореи от марта 2009 года: «В ходе визита руководитель страны высоко оценил заслуги работников предприятия, отметив, что они «внесли большой вклад в экономическое развитие страны» . Визитной карточкой предприятия остается его «первенец» – грузовик «Сынри-58» . В начале 80-х годов завод «Сынри» прервал традиционные связи с советскими предприятиями и начал самостоятельно модернизировать выпускаемые модели».

Вот так вот: взял и прервал связи… А Sungri-58KA на базе ГАЗ-51 выпускал ещё лет 20 минимум.

А вот что выпускают до сих пор, так это полноприводную версию Sungri-61NA. Начали выпуск этого автомобиля в 1979 году, но лучше с тех пор ничего не придумали, поэтому выпускают его и сегодня. В первую очередь – для армии. Но в народном хозяйстве КНДР ему работы хватает. Технически это всё тот же ГАЗ-63, но с кабиной, похожей на кабину Sungri-58KA.

Я упомянул о том, что некоторые ошибаются, считая, что Sungri-58KA образца 1979-го года до сих пор стоит на конвейере. Думаю, ноги у этой ошибки растут из того места, которым корейцы проводили рестайлинг этой модели в 2008 и 2009-м годах. С этими машинами разобраться очень трудно.

Начнём с того, что 2008 год – цифра весьма условная. В этот год машину кто-то заметил на дорогах, но когда она была выпущена, не знает, наверное, и сам Ким Чен Ын. Скорее всего, она появилась лет на 10-15 раньше, но тут всё из области догадок. Задача выяснить год появления этих машин становится нерешаемой ещё и из-за того, что в эти годы выпускали очень мало машин, и их появление на дорогах могло остаться просто незамеченным. Особенно с учётом большого количества очень живучих Sungri-58KA.

С точки зрения техники тоже ничего не ясно. Есть мнение, что грузоподъёмность выросла с двух до двух с половиной тонн, но на чём оно основано – совершенно непонятно. Какой там стоит мотор – тоже неизвестно. Логично предположить, что какой-нибудь китайский, но, с другой стороны, Sungri-61NA с двигателем от ГАЗ-51 выпускают до сих пор, так что есть вероятность, что и в этой машине 2008 (или не 8-го) года стоит всё тот же клон мотора ГАЗ-11.

Статья в тему:  Рейтинг безопасности автомобилей 2017 года

Я бы склонялся к китайскому мотору: у всех машин с клонами ГАЗ-11 есть очень много фотографий с газогенераторными установками, а вот у более новых я таких не видел. Может быть, дело в более экономичных новых моторах? Не знаю. Может быть, дело в том, что и фотографий этих более новых машин тоже толком нет.

Рестайлинг 2009-го года хотя бы можно точно датировать: тут были какие-то даты из корейской прессы. Но на этом всё. Шасси, мотор и всё остальное – коты в мешке. Единственное, что известно достоверно – тут появились пластиковые элементы: решётка радиатора и ободки фар. Вот такой вот он загадочный, грузовой автопром КНДР.

Ну а в нынешнее время Sungri Motor Plant полюбил копировать китайские грузовички. Что-то свистнули у Foton, что-то у Sinotruk, но какой-то достоверной информации об этих машинах нет. Кроме той, что на некоторых из них стоит американский дизельный мотор, изготовленный в Китае – Cummins ISF3.8S. Без намёка на тонкий троллинг напомню, что такой же мотор до последнего времени ставили на часть ГАЗ-3309, а родственный Cummins ISF 2.8 того же происхождения стоит на современных Газелях Некст.

Ещё не всё!

На этом пока не буду ставить точку: в автопроме Северной Кореи есть ещё много интересных страниц. Белых пятен, к сожалению, ещё больше, но что поделать. И всё-таки тему продолжим. Есть у этих товарищей и другие грузовики, и другие заводы, некоторые из которых выпускали ещё и забавные легковые автомобили. Например, Mercedes-Benz 190 с мотором от 21-й Волги. По-моему, это интереснее, чем «бэби-бенц» с 1UZ-FE, не так ли?

Автопарк северной кореи: взгляд изнутри

Поездка в КНДР: Отчет.

КНДР одна из самых закрытых таинственных государств на планете. Для многих в мире эта страна воображает интерес лишь с политической стороны. Для нас на первый взгляд КНДР кроме этого не очень увлекательна. Но, однако, заметив кое-какие снимки, сделанные на дорогах данной страны, многие из нас заметят привычные картины. Какие конкретно?

Эта страна поддерживает Коммунистический режим, что более полувека был у нас. Попав в КНДР, те, кто не забывает СССР, смогут поразмыслить, что возвратились в собственный прошлое. Не обращая внимания на Коммунизм у нас, во времена Альянса, как и по сей день, все обожали машины. Единственное что огорчало, что чтобы приобрести автомобиль, нужно было не только накопить большую сумму, но и дождаться очереди по квоте машин в собственность, которую ввели Советские власти.

Подобное в наши дни действует и в Северной Корее.

Как сэкономить деньги на горючее

Исходя из этого на дорогах страны весьма не большой трафик машин. Однако, обитатели данной страны, как и мы, не обращая внимания на небольшую зарплату и запреты обожают машины. Но в отличие от СССР на дорогах КНДР довольно часто видятся и дорогие иномарки, такие как Hammer и Porsche Cayenne.

Громаднейшее количество разнообразных марок традиционно находится на стоянках аэропортов. К сожалению не одному журналисту и фотографу нельзя делать снимки вблизи аэропорта.

Необходимо подчеркнуть, что в стране огромное количество велосипедов, каковые составляют главную массу транспортных средств Кореи. Кроме этого на дорогах довольно много ветхих машин. Но, к примеру, в Пхеньяне шикарные седаны на дороге привычное дело.

Но, не обращая внимания на строгий Коммунистический режим, столица КНДР изменяется. В случае если четыре года назад дороги города были безлюдными, как в 60 года в Петербурге, то сейчас Пхеньян может сравниться с дорожным трафиком какого-нибудь среднего города в Российской Федерации.

Правда стоит обратить внимание, что лишь совсем сравнительно не так давно в городе начали появляться светофоры. До этого дорожным перемещением руководили дамы-регулировщики.

Но их присутствие в городе уменьшается в связи с начавшейся модернизацией в начале 2014 года.

Какие конкретно машины ездят по дорогам Пхеньяна? 30 процентов это разные джипы. 20 процентов машин являются или новыми, или произведенные не ранее 2008 года, каковые являются шикарные седаны либо внедорожники.

30 процентов автомашин относится к ветхому автопарку (Российские либо Советские машины, автомобили Шведского производства, Германские машины) произведенных начиная от 50-х годов и заканчивая финишем 80-х годов. Остальные 20 процентов автомашин относятся к недорогим автомобилям вызывающего большие сомнения качества, с страшной наружностью, произведенные в Северной Корее либо ввезенные из Китая.

Статья в тему:  Видео: Ручная против автоматической КПП, какой тип трансмиссии лучше на бездорожье?

Как получают деньги на перепродаже машин в Китай

Самое необычное, что официально автомобиль нельзя купить в этом государстве. Машина предоставляется Партией, в случае если в ней состоит человек. Это растолковывает, из-за чего на дорогах КНДР так много отечественных машин УАЗ-469, каковые начали употребляться в Советские годы в начале 1970 года.

К примеру, в Пхеньяне огромное количество этих внедорожников.

Как Вы думаете, для чего Корейцам автомобиль? В этом государстве он нужен, дабы ездить в особые магазины за продуктами, каковые выдаются по карточкам, каковые распространяет Компартия страны. Все магазины в стране подразделены на тип определенных товаров.

Исходя из этого, дабы дотянуться широкий ассортимент продуктов, Корейцам приходится ездить по различным местам. На помощь им приходят отечественные Уазики.

В Пхеньяне Вы заметите эти внедорожники около парков развлечения, на парковках у библиотек и школ. УАЗ кроме этого распространен в Северной Корее, так же как Ford F-150 в Соединенных Штатах. Отчего же этот отечественный отечественный ветхий джип стал так популярен в самой необычной стране мира, в частности в Пхеньяне? Все дело в том, что город находится в горной местности.

Дороги в городе и в окрестностях будут в страшном состоянии. Кое-какие АЗС в городе находятся в таких местах, где не проедет автомобиль . Проходимость отечественного автомобиля не у кого не приводит к. Плюс маленькая цена. Вот обстоятельство популярности отечественного джипа.

С горючим в стране весьма не легко. Многие месяцы в большинстве городов может не быть топлива. Главный фаворит страны запатентовал разработку, получения горючего прямо на ходу автомобиля.

На данной технологии в провинции передвигаются большинство грузовых автомашин. К примеру в кузове автомобили установлен особый бак в котором как в печке сжигается древесина, которая преобразовывается в уголь, в следствии горения которого выделяется монооксид водорода и углерода. Потом эти вещества подаются в камеру сгорания дизельного двигателя грузовой автомобили.

Эти грузовики делают две функции. Первая задача грузовых автомобилей трудящихся на необычном горючем, это переправка грузов между двумя портами либо бессчётными развивающимися городами. Вторая функция это перевозка людей через горную местность.

Основной минус всех этих грузовиков это страшный запах от сгорания биомассы.

От ограничения и нехватки топлива на рост машин в стране весьма мелкий дорожный трафик. С одной стороны это отлично для экологии. Но при сгорании необычного автомобильного горючего загрязнение конечно многократно больше, чем от любого автомобиля, что трудится на современном горючем.

Но это еще не все, что удивляет в Северной Корее. Она была бы данной страной, в случае если в ней не было бы так много вздора. Так в Северной Корее имеется личная автомобильная компания Pyeonghwa, которая есть СП Республики Корея и КНДР. Машины под этим брендом производятся в Северную Корею. Но страно, что если Вы целый сутки станете ездить в Пхеньяне, то имеете возможность за целый сутки не заметить ни одного автомобиля марки Pyeonghwa. Но автомашин марки BYD Вы встретите огромное количество.

Страна, которая ограничивает рост автомобильной массы, не разрешает напрямую брать машины несложным гражданам, но не ограничивает ввоз Китайских машин, дабы поддержать собственный отечественный бренд, думается полным вздором. Похоже, импорт машин в страну все-таки остается для страны приоритетным.

КНДР красивое место на земле, дабы взглянуть на машины 70-х годов, каковые сохранились в собственном первозданном виде. Кроме Российского УАЗа, простое дело заметить на дороги отечественную ветхую Волгу, которую производил автомобильный завод ГАЗ. Эта машина приобрела громаднейшую популярность в СССР в качестве такси. Но в КНДР данный автомобиль статус роскоши.

Но такси в городе кроме этого имеется, не смотря на то, что в стране они очень не необходимы, поскольку большая часть граждан не смогут себе позволить ездить на такси, поскольку большая часть граждан живет на мизерную заработную плат. Зеленые и желтые такси, каковые в городе ездят безлюдными, по большей части необходимы для приезжих чужестранцев.

Говорят, что КНДР это страна с нулевой автомобильной культурой. Не обращая внимания на не различные ограничения и развитую автопромышленность все-таки в стране обожают машины. Самое необычное, что кроме того в условиях практически полного отсутствия денежных средств у населения мы видим, что люди берут весьма ветхие машины, вкладывают в них всю душу и смотрят за его состоянием, как за дорогой шикарной иномаркой.

Статья в тему:  Автошколы в Волгоградской области

Исходя из этого в стране довольно много ветхих автомашин в обычном состоянии, каковые ездят по дорогам Кореи, а не коротают собственные последние дни на свалке.

Да, тоталитарный режим это громаднейшее зло, которое возможно в стране. Но имеется и собственные плюсы. Люди в связи с жаждой обладать автомобилем, в пределах собственного минимального домашнего бюджета не стремятся продемонстрировать собственные амбиции на дороге посредством шикарной машины.

Все на дороге равны и уважительно относятся друг к другу свободного от того, кто на каком автомобиле ездит.

Вот еще пара фотографий КНДР:

Взор ИЗНУТРИ на самую Ужасную Колонию КНДР

За решеткой в самой засекреченной стране: тюрьмы КНДР изнутри

Сегодня любой желающий, разумеется, при наличии денег, может устроить себе небольшой развлекательный тур в Северную Корею. Тур с веселыми селфи на экзотическом фоне, под присмотром спецслужб и специально назначенных гидов, где любое самовольное отклонение от маршрута и прочие неосторожные действия наказуемы. В лучшем случае – немедленной высылкой, в худшем (как это случается в основном с американцами) – многолетним приговором к трудовым лагерям.

Но как бы страшно это ни звучало, не стоит путать «благополучную» зону для иностранцев с настоящими тюрьмами для самих корейцев. Власти отказываются предоставлять информацию и уж тем более допускать туда международные инспекции. Сведения о том, что же на самом деле происходит за колючей проволокой, собирают по крупицам. В основном это информация от бывших узников 80-х – 90-х годов, но есть и более свежие истории. Anews.com рассказывает о том, что известно.

То, что условия в тюрьмах и лагерях самые ужасающие, догадаться несложно. Охранников специально обучают зверскому обращению с заключенными: пытки, тайные и публичные казни для них – обычная рутина и даже забава. Но и без того там высочайший уровень смертности из-за голода, болезней и несчастных случаев во время каторжных работ, поскольку людям, фактически обреченным на смерть, медицинскую помощь не оказывают. Многие вещи, например велосипеды, одежда, а также продукты сделаны и выращены тяжелым ручным трудом сотен тысяч арестантов.

В лагерной охране служат не только мужчины:

Лагеря делятся на два типа: трудовые колонии для политзаключенных (сейчас в стране, предположительно, 6 таких колоний) и «центры перевоспитания» для уголовников (их от 15 до 20).

Попасть в число политзеков проще простого: например, спел южнокорейскую песню или случайно повредил портрет лидеров нации (достаточно разлить чай на газету с их изображением) – и вот уже без суда и следствия «преступника» переселяют в лагерь. Причем вместе со всей ближайшей родней: родителями, детьми, братьями, сестрами, иногда даже с бабушками-дедушками и внуками – все они считаются «виновными по ассоциации». В абсолютном большинстве случаев лагерь становится для них домом на всю жизнь.

Пропагандистский лозунг и портреты Ким Чен Ира и Ким Ир Сена, вид на северокорейское селение с китайской стороны (фото Reuters):

Колонии расположены в глухих горных долинах, полностью отрезанных от мира. По сути, узников превращают в рабов, занятых тяжелым и опасным трудом с использованием самых примитивных инструментов – в основном на рудниках и в сельском хозяйстве.

Центры перевоспитания похожи на классические тюрьмы – это обширные комплексы тюремных зданий, окруженных высокими стенами. Туда попадают реальные уголовники, но на равных с ними отбывают наказание и многие простые корейцы, которые решились на «преступление» от нищеты и безысходности (украли еду, занимались незаконной торговлей, попытались пересечь границу и т.п.).

Это фото сделано в демилитаризованной зоне, разделяющей обе Кореи. Но оно дает хотя бы частичное представление о том, как может выглядеть лагерная зона.

Заключенные центров также заняты рабским трудом – в основном, на тюремных заводах и фабриках. Тех, кто не смог выполнить норму, подвергают пыткам или надолго помещают в особые камеры, такие крохотные, что там невозможно ни стоять, ни лежать в полный рост.

Статья в тему:  Как автопроизводители используют технику Dazzle камуфляжа, чтобы замаскировать автомобиль?

Рисунок художника на основе показаний Ким Гван Ира, который 2 года провел в лагерях, а в 2009-м бежал в Южную Корею:

В отличие от колоний для политзаключенных, в центрах перевоспитания узников после дня работы подвергают идеологической обработке, заставляя учить наизусть речи Ким Ир Сена и Ким Чен Ира и проходить «обряды самокритики и покаяния».

В Южной Корее существуют так называемые «тренировочные лагеря самоотречения», организованные военными для гражданских лиц, чтобы те (конечно, по желанию) «укрепляли дух и тело». На этом снимке тяжелую шестидневную тренировку проходят школьники и дошколята. В Северной Корее лагерные дети принудительно таскают бревна 365 дней в году, при этом недоедая и подвергаясь избиениям. (Фото Reuters).

Благодаря рассказам очевидцев, мы можем узнать подробности быта в конкретных лагерях.

Лагерь Хвасон (исправительная трудовая колония №16)

Крупнейший лагерь в стране (примерно 560 кв. километров – как Волгоград или Владивосток), конечно, не обозначен на картах, но на четких спутниковых снимках можно рассмотреть ворота и забор с вышками по периметру. Здесь политзеки, или, как их называют, «контрреволюционные и антипартийные элементы» числом 20 тысяч человек отбывают пожизненное наказание без права на освобождение.

Это лагерные постройки, как их показывает спутниковая карта Google: как видите, объекты замазаны.

Всего в 2 километрах от западной границы лагеря КНДР проводит свои подземные ядерные испытания: последнее было 6 января этого года, предыдущие – в 2006, 2009 и 2013 годах. Перебежчики рассказывали, что политзеков заставляют рыть туннели и строить подземные сооружения в радиоактивных зонах.

Свидетели. Таких всего двое: некий подросток – родственник одного из заключенных, попавший в лагерь вместе со всей семьей, когда ему было 13, и некто Ли (имя ненастоящее) – бывший охранник Хвасона. По словам последнего, членов семей по прибытии в лагерь разлучают, так что они могут никогда больше не встретиться. До места работы зеки идут 10 км пешком, зимой зачастую при 25-градусном морозе.

В задачу Ли не входило казнить узников, но он видел, как их душили проволокой, забивали деревянными палками, заставляли рыть собственные могилы и убивали мощным ударом молота по затылку.

Пытка «Голубь»: скрюченных узников подвешивают сзади за руки и избивают до кровавой рвоты.

«Весы, самолет, мотоцикл»: заключенных заставляют стоять в таких неудобных позах, пока они не рухнут без сознания.

Охранник ногой проталкивает узника в узкий проем в стене.

По словам Ли, охранники Хвасона не считают пытки издевательством или жестокостью. Больше того, они хвастают друг перед другом своими садистскими методами, и чувство вины им незнакомо, потому что тюремному персоналу тотально «промывают мозги».

Здесь не церемонятся ни с женщинами, ни с детьми. Женщин охранники насилуют, после этого зачастую тайно убивают, чтобы не распространялись слухи (при этом официально их называют «пропавшими»), а беременных наказывают, отправляя на тяжелейшие работы, чтобы спровоцировать выкидыш. Или делают принудительный аборт.

Пытка «Часы»: охранники наугад называют время – беременная женщина должна показывать его. Это продолжается до обезвоживания организма.

Лагерь Ёдок (исправительная трудовая колония №15)

Этот лагерь поделен на 2 зоны: «зону тотального контроля» и «революционную зону». В первую помещают людей, которые, по мнению властей, совершили преступления против режима или являются политически ненадежными (например, северокорейцы, побывавшие в Японии и христиане). Их уже никогда не выпускают. В 90-е годы под «тотальным контролем» содержались 30 тысяч человек, в том числе около 6 тысяч христиан.

Стражница у ворот женской тюрьмы недалеко от границы с Китаем (фото Reuters):

В «революционную зону» отправляют «неопасных преступников», их отпускают после отбывания срока – если, конечно, им удается выжить в жесточайших условиях. В этой части лагеря, как можно догадаться, гораздо меньше узников (в 90-е было 16,5 тысячи).

Общая площадь Ёдока – 370 кв. километров (больше, чем Ростов-на-Дону или Красноярск).

Примерная территория лагеря Ёдок на спутниковой карте Google:

Лагерь окружен 4-метровой изгородью из колючей проволоки, по которой пущено электричество (очевидцы вспоминали, как она искрила в дождливые дни), и смотровыми вышками по всему периметру. В охране – 1 000 автоматчиков с собаками и ручными гранатами.

Северокорейские солдаты натаскивают собак на учениях (фото ЦТАК, Reuters):

Бараки для заключенных выглядят хуже, чем загоны для скота: глиняные стены, соломенные крыши, не защищающие от осадков, выстланный соломой пол. Одно помещение площадью 50 кв. метров делят 30-40 человек. Камеры никогда не отапливаются, так что зимой, в 20-градусные морозы, узники отмораживают уши и конечности.

Статья в тему:  Фотографии с автосалона во Франкфурте 2015. День первый

Кадр тайной съемки, будто бы проведенной в этом лагере и показанной по японскому ТВ:

В лагере царит полная антисанитария: нет ни полноценных душевых, ни прачечной, и всего по одному туалету на 200 заключенных. Тюремная одежда переходит от одних к другим, ее снимают с мертвых и выдают вновь прибывшим.

Южнокорейские солдаты получают опыт пребывания в «северокорейской тюремной камере»:

Охранники заставляют зеков доносить друг на друга и особо отличившихся назначают «старостами» над группами сокамерников. Если хотя бы один человек не работает должным образом, то наказывают всю группу. Это создает атмосферу злобы и вражды, исключает какую-либо солидарность и взаимовыручку – получается система «слежки всех за всеми».

В 80-х – 90-х годах заключенные работали 7 дней в неделю, летом – с 4 утра до 8 вечера, зимой – с 5:30 утра. Помимо рабочей нормы, они должны преуспевать на «уроках идеологии». Те, кто, к примеру, не заучил наставления Ким Ир Сена, лишаются сна или получают сокращенный паек. При этом даже «нормальное», не сокращенное питание настолько скудное, что узники питаются пойманными грызунами и змеями, чтобы выжить.

В новом веке, похоже, произошли кое-какие улучшения, хотя их трудно даже назвать этим словом. Если раньше зекам давали по 150-200 граммов непотребного кукурузного варева, то теперь, по рассказам, они получают овощной суп и чашку риса с бобами и кукурузой. Но все равно порции так малы, что нередко отец крадет еду у собственного сына. А что-либо годящееся в еду (например, зерна, которые дают заключенным для высадки) перемешивают с испражнениями. Правда, по словам очевидцев, многие все же умудряются красть их, мыть и есть.

Это обед северокорейской женщины, которая лишилась крова после тайфуна и наводнения. Примерно такую порцию получают каторжники, не исключено, что одну на целый день.

Выпущенным из лагеря ставят на руку клеймо, обязующее их молчать о лагерной жизни. Надпись гласит: «Я буду казнен, если разглашу секреты Ёдока». Поэтому рассказы можно услышать только от северокорейцев, сумевших бежать за границу.

Свидетель: 48-летний Чон Гван Ир, обвиненный в шпионаже за то, что во время поездки в Китай контактировал с гражданином Южной Кореи. Он провел в Ёдоке 3 года, с 2000 по 2003, потом с риском для жизни перебрался через границу на Юг. Бывший арестант рассказал, что подъем в лагере был в 5 утра, с 6 до 12 – работа в полях, потом час на обед, с 13 до 19 – снова работа, ужин, затем «политическое перевоспитание». Причем пока не затвердишь полученного урока, нельзя ложиться спать.

«Существуют два легальных способа убивать заключенных: забивать до смерти и обрекать на голодную смерть, — поведал Чон Гван Ир. — Обычно люди, и без того сильно ослабленные, погибают без пищи за 2 недели». Он говорит, что зимой трупы не закапывают, потому что земля сильно промерзает, а отправляют «на склад». В марте заключенных заставляют очищать эти «склады». К тому времени полуразложившиеся тела бывают изъедены грызунами и насекомыми, и их просто сбрасывают в ямы, как мусор.

Молодой лидер КНДР Ким Чен Ын инспектирует приграничный наблюдательный пост. Наблюдает ли он так же за происходящим в тюрьмах? (Фото: ЦТАК, Reuters)

По понятным причинам, власти КНДР никогда не отправляют в такие лагеря осужденных иностранцев. Их держат в полной изоляции (за исключением пары охранников, которым запрещено вступать в разговоры), кормят трижды в день (без изобилия, но все же), соблюдают нормы гигиены (в камерах есть душевые). Пыток к ним не применяют, да и работу дают более-менее посильную – например, вскапывать фруктовые деревья.

Туристы разглядывают северокорейский берег с наблюдательного поста в Южной Корее неподалеку от демилитаризованной зоны:

Впрочем, зачастую огромные сроки приговоров (американскому студенту как раз на днях дали 15 лет за то, что сорвал агитационный плакат в отеле) заканчиваются для иностранцев недолгой отсидкой и депортацией на родину.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector